Уездный город N

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Уездный город N » Настоящее » "Во многих знаниях..."


"Во многих знаниях..."

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Место действия: городская библиотека.
Время действия: первая неделя, четверг, 17:00.
Участники: Филеас Реверт, Рудольф Тормент, Ной Гейгер.

0

2

В ночь со среды на четверг пану Реверту не спалось - всё думки тяжёлые одолевали. Проворочавшись полночи, он задремал лишь под утро и в итоге проснулся лишь к обеду. В итоге - не позавтракал и пришёл на работу с огромным опозданием (благо хоть народу в музее не было и попенять ему никто не мог). Пришёл - и сразу обнаружил на своём столе большую картонную коробку с кривой надписью "Находки", которая раньше смирно стояла в углу. Очевидно её водрузила на стол уборщица, желая тем самым привлечь внимание начальника к подобранным за последние дни трофеям. Филеас намёк понял.
Разбирать, впрочем, было особо нечего. Посетителей в музее и в прежние времена было немного, а теперь вообще можно было по пальцам одной руки пересчитать всех тех, кто входил в его двери за день. Среди находок обнаружились запонки, записная книжка, портсигар с папиросами ("паршивые" - машинально отметил Филеас), пенсне и небольшой томик мистических рассказов. Бегло пролистав его, Филеас обнаружил на форзаце синий библиотечный штамп, а между страниц читательский формуляр из которого следовало, что книжку просрочили аж на десять дней. Имя, указанное в бланке, показалось Филеасу смутно знакомым, но далеко не сразу он сообразил, что это тот самый пан Мазур, который числился пропавшим ("поправка - мёртвым" - подумал пан Реверт, когда до него наконец дошло).
В раздумье, он отложил книгу в сторону и занялся делами. Дел, впрочем, было немного - составить опись находок, набросать текст объявления для газеты, да совершить рутинный обход - так что вскоре мысли его вновь обратились к книге. Вновь вспомнился тот разговор в ратуше, демонстративное молчание Соломона, и возникло внезапно азартное желание попробовать самому докопаться до правды. В музее стояла мёртвая тишина, со времени его прихода дверь ни разу не хлопнула, и, пораскинув мозгами, Филеас решил сегодня закрыться пораньше и наведаться в библиотеку. Так он и поступил...
...Заглянув по дороге в редакцию "Неведомостей", Филеас возник на пороге храма знаний когда на часах было пять. В читальном зале он обнаружил Рудольфа Тормента (что было неудивительно), Ноя Гейгера (что было ещё менее удивительно) и полное отсутствие других людей. Оба пана пили чай и по-видимому вели неспешную беседу.
- Доброго дня, пан Гейгер, - поприветствовал он библиотекаря. - Пан Тормент - моё почтение, - и без долгих предисловий перешёл к сути. - Я собственно к вам по делу: кто-то из посетителей оставил в музее книжку. Судя по штампу ваша.
Он извлёк томик из портфеля, положил на стол, а сам, не дожидаясь приглашения, опустился в соседнее кресло.

Отредактировано Филеас Реверт (25.11.2016 04:10:48)

+4

3

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЧай успели лишь пригубить, до кексов с изюмом пока даже не дотянулись, когда их с Рудольфом привычное и уютное уединение на двоих было нарушено. К счастью – вполне корректным образом, без свистопляски с флагами, без угроз ареста и расправы, но в лице одного из членов Городской Управы, так что Ной поначалу несколько напрягся, ожидая чего недоброго, но быстро расслабился, а когда понял, какая причина привела смотрителя музея в библиотеку – так и вовсе обрадовался.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Да, да, моя! – со счастливым блеском в глазах Ной бережно подхватил томик, на мгновение прижав к груди, словно самое главное своё сокровище, потом раскрыл, аккуратно пролистал страницы, чуть цокнул языком при виде заложенного уголка где-то на середине и осторожно его разгладил. – Спасибо большое, товарищ Реверт, вы меня просто осчастливили!
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifПоводом порадоваться – уже исключительно про себя – было и то, что даже в пылу положительных эмоций Ной не забыл про "товарища", хоть и приветствовали их с Рудольфом иначе. Майя бы им гордилась. А книга приятно шершавилась обложкой в руках, не давая Гейгеру повод перестать улыбаться.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Мы тут чаёвничаем, товарищ Реверт, присоединяйтесь к нам, – сделав необходимые пометки в формуляре, Ной отошёл к стеллажу, чтобы вернуть томик к его собратьям. – Кексы ещё не остыли.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifКонечно, они с Рудольфом несколько иначе планировали время провести, к тому же Гейгер как раз собирался побеседовать с другом о найме пана Арцта, но нельзя же было просто выставить за дверь человека, который вполне мог не утруждать себя визитом, а попросту оставить книгу среди потерянных в музее вещей или, максимум, сообщить о находке через соответствующую рубрику в городской газете. Подумал Ной и о том, что пан Реверт всё-таки членом Городской Управы являлся, а значит, мог знать что-то, что было неведомо Гейгеру. Так или иначе, но за третьим чайным прибором он всё-таки сходил.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– А книгу товарищ Мазур брал читать, – возвращаясь к столу, проговорил Ной, и поставил чашку с блюдцем перед паном Ревертом. – Я уж боялся, что пропал сборник вместе с читателем, мы с Рудольфом уже чуть ли не в детективов перепрофилировались, чтобы отыскать его... сборник, а не товарища Мазура, конечно.

+4

4

Рудольф в очередной раз зашел к Ною после трудового дня. Привычный уют библиотеки и аромат чая и выпечки расслабляли, настраивали на благодушный лад, а потому пан Тормент приветствовал Филеаса Реверта вполне дружелюбной улыбкой и таким жестом, будто приподнимал воображаемую шляпу. Его не огорчило даже, что их уединение было нарушено.
Пан Реверт представлялся Рудольфу вполне достойным жителем их городка, лучше многих из тех, кто мог зайти в этот час в библиотеку. Человек ценящий знания и хранящий их, по представлениям Тормента, иным быть и не мог. И все же это слово, ставшее уже чуть ли не мерилом надежности - "товарищ", из уст Ноя заставило Рудольфа собраться. Он всегда считал, что библиотекарь лучше него разбирается в людях, сам пан Тормент со своей добротой был склонен видеть только хорошее.
Рудольф с улыбкой наблюдал как Ной суетится вокруг нашедшейся книги. Чего уж говорить, с библиотекарем им повезло, вряд ли можно было найти человека более преданного своему делу. А уж то, что пану Гейгеру не придется теперь вести расспросы-поиски и вовсе не могло не радовать. Итак, книга найдена и водворена на место, пана Мазура можно с чистой совестью выкинуть из головы, пожелав упокоиться с миром. Осталось лишь благодарственное чаепитие со смотрителем музея и эту историю можно считать успешно завершенной. Или нет?
Пока Ной ходил за чайным прибором Рудольф сидел молча. Никто из тех кто его знал, не воспринял бы это молчание за дурной тон. К его нелюдимости давно привыкли, перешептывались за спиной конечно, но особого внимания не обращали. Но когда пан Гейгер вернулся, Рудольф раскрыл рот.
- А что, о судьбе товарища Мазура так ничего и не слышно?
Слово "товарищ" Тормент проговорил с некоторым усилием над собой, с удовольствием обошелся бы без него, но некрасиво было бы Ноя подставлять, да и для самого себя, возможно, небезопасно. Вряд ли пан Реверт побежал бы доносить на них красным, но... береженого Бог бережет, как говорится. Ной прав в своей осторожности и ему, Рудольфу, пора уже взять с него пример.

+4

5

- Право, совершенно не за что, кхм... товарищ Гейгер, - всплеснул руками Филеас. Ему показалось, что библиотекарь слегка напрягся, когда он появился на пороге, но поначалу он не придал этому значения.
- А я в свою очередь благодарю вас за гостеприимство, - добавил пан Реверт с улыбкой, протягивая руку к чашке. - Такое радушие в последнее время, увы, становится редкостью.
Кресло было мягкое, чай ароматнейший, компания - прекрасная, а кексы на блюдце выглядели крайне аппетитно, так что Филеас мысленно возблагодарил небеса (метафорически, конечно, ибо ни в какого Бога он не верил) за то что пан Мазур оставил книгу именно в его музее. В своей холостяцкой берлоге, да ещё с учётом событий последних недель, он давно позабыл, что такое домашняя выпечка и ощущение подлинного уюта. Удобно устроившись, закинув ногу на ногу, и краем уха слушая библиотекаря, Филеас с удовольствием отхлебнул чай.
А в следующее мгновение он поперхнулся и закашлялся, выпучив глаза. Чай он, слава Богу, умудрился таки проглотить, да так что в груди заломило, а чашку, расплескав совсем чуть-чуть, резким движением вернуть обратно на блюдце, так что окружающие не пострадали.
- Прошу... прощения, - с трудом выговорил он, стуча себя в грудь - Кажется не в то горло попало... Уф... ещё раз извините, товарищи...
Всю расслабленность как рукой сняло, а всё из-за каких-то пары фраз. Всё ещё откашливаясь в кулак, Филеас бросил настороженный взгляд на пана Гейгера.
"..сборник, а не товарища Мазура, конечно".
Что значит это "конечно"? Собственно, на этом "конечно" он и почувствовал подступающий к горлу ком, а тут ещё пан Тормент, прежде молчавший, вдруг поинтересовался судьбой пропавшего лавочника.  А ещё библиотекарь так странно напрягся в начале. А ещё он как-то уж чересчур сильно радовался найденной книге. А ещё... а ещё...
Мысли вспыхивали в голове пана Реверта одна за другой. Вспомнились слова Майи: "Паранойя - заболевание прогрессирующее". Или не паранойя? Или он, ткнув пальцем наобум, попал таки в яблочко?
"Так, успокойся, Филеас, ты бредишь. Это всё твоя впечатлительность. Ну какой из пана Гейгера убивец? Попридержи коней, давай разберёмся..."
Разбираться, однако, было не время и не место - вопрос пана Тормента повис в воздухе и требовал ответа. Выдохнув, Филеас уже хотел было соврать, что о Мазуре, как и об остальных пропавших, по-прежнему ничего не слышно, но вдруг подумал "А, была - не была" и выпалил:
- Что до пана Мазура, то его всё ещё ищут, однако я слышал, что у полиции есть предположения о том, кто мог быть причастен к его исчезновению.
И замолчал, ожидая реакции.

+4

6

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifРеакция пана Реверта удивила достаточно сильно, чтобы Ной не сразу сообразил ему по спине постучать, а когда подумал о том, уже не было необходимости, зато появилась настороженность из-за того, как резко переменился гость, когда речь зашла о пропавшем – нет, следовало называть вещи своими именами: погибшем – пане Мазуре. С некоторой озадаченностью Ной протянул пану Реверту бумажную салфетку и одной лишь мягкой улыбкой уверил, что совсем ничего страшного не приключилось, незачем извинения приносить.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Конечно, вы слышали, вы же с товарищем Пробером городские судьбы вершите всё-таки, – проговорил Ной, надеясь как-то сгладить странное впечатление, кое произвели на пана Реверта их с Рудольфом слова. – И наверняка побольше нашего знаете; я вот, например, не слыхал о том, что у полиции уже есть подозреваемые.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗнать бы ещё, кто именно, потому что Ной особенно переживал нынче из-за пана Арцта, вчерашнее происшествие с которым явно давало понять: горожане и впрямь настроены против него крайне недоброжелательно, посему неудивительно будет, если и реб Пробер, даром что человек честнейший, поддастся общественному мнению. Не отпускала Ноя и тревога, вызванная реакцией пана Реверта. Неужели господина смотрителя музея так удивило то, что они с паном Торментом беспокоились из-за трагических происшествий с соседями? Разве так странно проявлять неравнодушие к ближнему и опасаться за себя самого? Вопросы, вопросы, вопросы – слишком много безответных, риторических и задаваемых мысленно лишь самому себе, а следовало бы спрашивать других людей, знающих, но Гейгеру проще было бы найти ответ в книге, нежели в беседе с человеком пусть и хорошим, но плохо знакомым. И всё же даже Рудольф, куда менее приспособленный к открытому общению, вопрос изрёк, так что Ною и вовсе было бы стыдно продолжать демонстрировать зажатость.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Люди говорят, что искать уже бессмысленно, – перестав улыбаться, серьёзно произнёс Ной. – Говорят, что не пропали люди, а мертвы.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifГоворил, в общем-то, только Манн, иных знакомцев, до подобных сведений дотянуться способных, у Гейгера не было, но и прямо называть имя Айвена он не стал бы, как и распространять слухи, рискуя вызвать панику среди соседей. Однако в данной компании об этом можно было не беспокоиться: пан Реверт как член Городской Управы не допустил бы опасной информированности горожан, а Рудольф всё же мало с кем настолько близко общался, чтобы через него сведения распространились.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Я понимаю прекрасно, товарищ Реверт, отчего реб Пробер желает сохранить всё в тайне, но рано или поздно информация всё равно просочится, – развёл руками Ной, убеждённый, что от тех, кто донёс сведения Манну, мёртвого молчания ждать вряд ли стоит. – Это лишь вопрос времени, когда горожане узнают. У вас там, в Городской Управе, имеют представление, как действовать, если горожане начнут ожидать самого худшего, бояться и на всякого прохожего косо глядеть?

+4

7

Рудольф, не такой подозрительный как Ной, не задумался о странной реакции Филеаса на их слова, а потому осторожно постучал по спине смотрителя музея и искренне встревоженным голосом осведомился:
- Вы в порядке, п... товарищ Реверт?
Ну не мог он привыкнуть , что теперь его сплошные товарищи окружали! И долго еще наверное вот так запинаться, да оговариваться будет. Оставалось только надеяться, что этих оговорок не заметят. К счастью, Рудольф редко раскрывал рот и еще реже - в присутствии посторонних. Если б не работа, он бы совсем спокоен был, но среди заказчиков всякие попадались, а с ними отмалчиваться не получалось.
Разговор тем временем принял серьезный оборот. Только сейчас Рудольф отметил, что обстановка в комнате неуловимо переменилась, став из расслабленно-домашней довольно-таки напряженной. Ной больше не улыбался, что случалось редко и всегда говорило о серьезности вопроса, а Филеас как-то уж очень испытующе на них поглядывал. При этом сам Рудольф сохранял на лице невозмутимость, разве что посерьезнел вместе со всеми. У пана Пробера есть подозреваемые? Что ж, прекрасно и замечательно, но что такого уж особенного? В этом и заключается его работа, не так ли?
Конечно можно было списать все на то, что люди ушли к партизанам или просто по лесам попрятались, а раз так, то и следствия никакого быть не должно. Вот только списать не получалось. Слишком уж много слухов ходило по городу и Айвен был только самым заслуживающим доверия, но отнюдь не единственным. Может Рудольф и мало общался с соседями, но слуха лишен не был. Он слышал разговоры на рынке, в домах заказчиков, на улицах. Слухи ходили разные и смутные, передавались полушепотом, но в последние пару пару дней в них нет-нет, да всплывало изредка страшное слово "убийство". Изредка - это пока. Ной был совершенно прав, когда об этом заговорят в городе - лишь вопрос времени, и Рудольф склонялся к тому, что произойдет это скорее рано, чем поздно. Если конечно гораздый на выдумки пан Пробер не придумает как заткнуть рты подчиненным и их домочадцам, да только и это лишь отсрочит неизбежное.
Добавить к словам Ноя Рудольфу было нечего, а потому он продолжал молча пить чай, но с неослабным вниманием слушал собеседников.

+4

8

Филеас почувствовал себя идиотом. Он молча кивком поблагодарил собеседников за заботу. Щёки его пылали. Мысленно пан Реверт костерил себя за глупые подозрения. О чём тут говорить, когда им прекрасно известно, что лавочник мёртв? Пан Гейгер обронил двусмысленную фразу, не задумываясь, а он уже начал припоминать его биографию и искать в ней тёмные пятна. А пан Тормент, даром что нелюдимый? За всю свою жизнь в N, он ни разу  не слышал об этом человеке плохого слова. Филеас вздохнул и потёр глаза.
- Соломон тут не при чём, - махнул он рукой досадливо и несколько устало. - Он молчит как рыба и, надо отдать ему должное, поступает абсолютно правильно. Слухи, - Филеас взял со столика чашку и сделал небольшой глоток. Взгляд его был направлен куда-то вниз, в пол. - Слухи ходят, только и всего.
До этого момента он и не подозревал, какие именно слухи гуляют по городу. Хотя какие уж тут слухи, самая что ни на есть достоверная информация. И уж если пан Гейгер так спокойно и уверенно говорит об этом, то об убийствах в народе известно давно и из надёжных источников. Но кто мог проболтаться? Анне? Пани Платз? Пан Вернике? Может один из людей Пробера? Или кто-нибудь сам докопался до истины?
- А кто именно говорит? - спросил он библиотекаря. - Я вам честно скажу, товарищи, ситуация очень напряжённая. Меньше всего полиции нужна сейчас паника среди горожан, - он старался говорить общими фразами, избегая напрямую называть то, что возможно было уже известно половине города. - Вы ведь помните, что творилось семь лет назад, после той злополучной экскурсии?
Он осёкся и быстро посмотрел на пана Тормента. Запоздало вспомнилось, что в том омнибусе, вместе с другими детьми был брат Рудольфа. Филеасу в очередной раз за последние несколько минут стало неловко. Он всё-же продолжил:
- А сейчас в городе вдобавок красные. Представляете что будет, если они истолкуют народные волнения по-своему?

Отредактировано Филеас Реверт (01.12.2016 08:09:06)

+3

9

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЧто и требовалось доказать: экскурсия таки была упомянута, и Ной порадовался, что попросил пана Арцта нынче вечером уйти пораньше. Его присутствие могло не только Рудольфа огорчить, что вполне понятно, но и вызвать определённую реакцию у пана Реверта, а Гейгеру меньше всего хотелось создавать какую-то конфликтую ситуацию. Но и молчать об этом было бы неразумно хотя бы потому, что рано или поздно подработка пана Арцта в библиотеке перестанет являться такой уж новостью, и будет лучше, если пан Тормент узнает обо всём от Ноя, пусть и в присутствии не самого близкого им обоим человека, зато облечённого какой-никакой властью.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Все волей-неволей вспоминают тот случай, но это может только ухудшить ситуацию, – покачал головой Ной. – Вчера вечером товарища Арцта на улице какие-то пьянчуги избить пытались, кто-то уже связал события семилетней давности и нынешние, совершенно игнорируя тот факт, что выписан-то он из больницы был уже после того, как двое горожан пропали. Как бы на него всех собак не повесили просто потому, что есть на кого, в то же время игнорируя существование реальной опасности.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifМайя просила его не распространять слухи, так что ни с кем больше Ной эту тему не обсуждал, но с Рудольфом они об исчезновениях беседовали ещё раньше, а пан Реверт по должности в Управе был осведомлён, так что ничего нового он им не сообщал, кроме, разве что, найма пана Арцта, но к этому ещё надо было как-то подойти. Осторожненько.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Ах, да, простите товарищ Реверт, – опомнился Гейгер. – Никаких конкретных имён я назвать не могу; все говорят, весь город. Кто-то даже громче других, рассчитывая, видимо, что услышат наши друзья-красноармейцы и уделят этому особое внимание, раз уж полиция, по мнению некоторых, бездействует и молчит.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЗадумчиво покрутив в руках чашку, он сделал небольшой глоток. Вкус чая как-то ускользнул.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– И я бы согласился, что молчание реб Пробера правильно, если бы не эти слухи. Когда нет чёткой информации, но имеются её крохи, люди начинают додумывать сами, а вы, думаю, прекрасно понимаете, что додумывается обычно самое дурное. На основе этого молчания может вырасти большая проблема, и если её, как вы верно заметили, обнаружат ещё товарищи красные...
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifЭтой же красной волной их всех и накроет, точно деревушку – пожаром, а всякую попытку к бегству будут расценивать как преступление. И поди разбери, за какой грех и кто их к подобному приговорил, и был ли тот грех.

+3

10

Рудольф внешне спокойно отнесся к упоминанию трагической экскурсии и бывшего директора. За семь лет боль утихла, превратившись в глухую тоску, которая нет-нет да вгрызалась в сердце. Бесконечными зимними вечерами сидя в один в родительском доме Рудольф вспоминал свою семью, и одиночество становилось невыносимым. Но за вечером наступало утро следующего дня, тоска утихала, ее сменяли насущные заботы и тени прошлого становились невидны за ясным днем настоящего.
Так было до этой осени. До того, как Майе вздумалось отпустить бывшего директора на свободу. Рудольф не осуждал пани Платз, признавая за ней право специалиста решать, кто из ее пациентов опасен, а кто нет. Но лично он бы свел освобождение Генриха Артца к переводу из больницы в тюрьму, где бывший директор сполна понес бы наказание за свое преступление. Увы, пана Тормента спросить забыли. Артц оказался на воле и весь город загудел, вновь вспоминая события семилетней давности. Призраки прошлого все чаще теперь вставали перед мысленным взором Рудольфа, но тот лишь научился чуть лучше скрывать свои чувства, не желая выставлять тоску напоказ.
И правильно делал, не до душевных терзаний, когда вокруг такое творится. Тут бы новых жертв избежать, а не поминать давно почивших. Усилием воли Рудольф вернул внимание к разговору. Кажется они оказались в тупике. Сказать об убийствах во всеуслышание нельзя - красные начнут принимать меры, а меры у них слишком уж своеобразные. Не сказать тоже нельзя, горожане и так волнуются. Решать тут конечно не Рудольфу, но пан Реверт выглядел растерянным и очень уж его осторожные речи напоминали завуалированную просьбу о совете.
- Я соглашусь с Ноем, - Рудольф наконец заговорил, отставив чашку с чаем в сторону. - Слухи уже просочились и лучше сказать горожанам правду, чем давать пищу домыслам. Надеюсь только, что товарищи красные не пожелают принять участие в расследовании. Все мы знаем какой товарищ Пробер отличный специалист, полагаю, без помощников ему будет даже проще закрыть это дело.
Особенно, если "помощники" не станут вешать и стрелять направо и налево, а ведь вполне могут начать. К справедливости, как и ко многим другим вещам, у красноармейцев был свой, специфичный подход. Тогда и бывшему директору могло достаться покрепче, чем от уличных пьянчуг. Хотя над кем, а над ним Рудольф точно плакать не стал бы.

Отредактировано Рудольф Тормент (03.12.2016 06:29:17)

+4

11

- Избить? - переспросил Филеас. Удивления в его голосе не было - когда-нибудь нечто подобное должно было произойти и странно, что не случилось раньше. - Это ужасно, люди просто звереют... и к слову о товарище Арцте, - он чуть помедлил, бросил осторожный взгляд на пана Тормента, раздумывая стоит ли говорить. Тема, впрочем, была уже поднята и подхвачена, поэтому пан Реверт продолжил: - Я видел его два дня назад по дороге на работу. Надо сказать, вёл он себя довольно странно. Представьте себе - сказал мне что идёт в библиотеку. Это в девять-то утра.
Филеас сделал ещё один глоток из чашки, которую по-прежнему держал в руке - чай был уже еле тёплым - после чего поставил её на стол и добавил:
- Впрочем, душа этого человека - потёмки. У меня до сих пор в голове не укладывается всё произошедшее тогда. А ведь столько лет прошло. И мне кажется всем, и ему в том числе, было бы проще, если бы Генрих вовремя уехал из города. Но увы...
Пан Реверт говорил и понемногу возвращался в свою колею. Досада на самого себя куда-то улетучилась, забылось волнение. Мысль, рождаясь в голове, мгновенно облекалась в слова, нанизывалась на общую нить повествования, соединялась с другими посредством логики. Это всегда оказывало на него благотворное действие, не то чтобы успокаивало, хотя и это тоже, но скорее прибавляло уверенности в себе. В диалоге он чувствовал себя как рыба в воде, особенно когда больше говорил, нежели слушал. А когда приходилось слушать, становился наиболее податлив и готов был уступать и соглашаться, если собеседник был ему приятен. Или если их было несколько.
Он окончательно успокоился, даже вернулся исчезнувший было аппетит. Обстановка вокруг уже не казалась враждебной. Даже известие о слухах уже не так огорчало - что толку убиваться, если в курсе уже весь город? Вот поговорить об этом на следующем собрании - это да, имеет смысл.
- Что же касается товарища Пробера, - сказал Филеас, примериваясь к крайнему кексу и с сожалением поглядывая на полупустую чашку. - То, повторюсь, я бесконечно уважаю Соломона как специалиста и полностью полагаюсь на его профессионализм. Если он считает, что необходимо молчать - значит так нужно в интересах следствия, - последние слова он сказал уже почти извиняющимся тоном и таки потянулся к кексу. Откусив и прожевав кусочек, Филеас продолжил: - Однако раз вы говорите, что уже почти весь город знает, - слово "убийства" он вновь деликатно избежал. - Я подниму этот вопрос в Управе. Но не гарантирую, что ко мне прислушаются. Всё-таки нельзя одновременно открыть правду горожанам и скрыть её от товарищей красноармейцев.
Он откусил ещё немного, отхлебнул глоток чаю и добавил совсем уж благодушно:
- Кстати, товарищ Гейгер, кексы изумительные. Выше всяких похвал.

Отредактировано Филеас Реверт (19.12.2016 15:38:07)

+4

12

http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Благодарю, – с короткой заминкой отозвался на похвалу Филеаса Ной. – Люблю готовить и когда людям моя снедь кажется вкусной.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifВ кои-то веки рассеянность Гейгера объяснялась вовсе не тем, что он мысленно умчался в дальние дали, рассуждая про себя о чём-то, не имеющем никакого отношения к беседе, зацепившись за какую-то мелочь и на её основе вырастив нечто огромное, требующее пристального внимания со всех сторон, пока какой-то звук из реального мира, обычно чей-то оклик, не вернёт его в "здесь и сейчас". На сей раз Ной переживал о том, как бы объяснить, почему пан Арцт рано утром шёл в библиотеку, тем самым не задев чувства Рудольфа, о которых, не пережив того же, что и он, мог только догадываться. Но с какой стороны ни глядел на проблему Ной, а всё равно выходило, что лучше правды ничего не сыскать, какой бы непростой она ни казалась.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Товарищ Арцт так рано шёл в библиотеку, потому как со вторника подрабатывает у меня на полставки, – глядя на сей раз только на Тормента, негромко проговорил Ной. Вскользь посмотрев на пана Реверта, он вновь вернул внимание своему другу. – И вы с ним не будете пересекаться, Рудольф, если ты только сам не пожелаешь зайти в необычное для себя время.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gifМеньше всего Ною хотелось своим решением отнять у Рудольфа радость посещения библиотеки, но Гейгер за годы работы здесь и наблюдений за людьми успел запомнить, кто и когда предпочитал заходить, как долго читал те или иные книги, в какие дни предпочитал заскочить только за томиком, а в какие – задержаться на чашечку чая. Составить расписание работы пана Арцта так, чтобы он не пересекался с Торментом, чей комфорт был для Ноя личным интересом, поскольку и отношение к Рудольфу у него было далеко не просто условно-вежливое, и правда не составляло труда. Главное – чтобы Рудольф это понял.
http://forumfiles.ru/files/0015/41/36/15721.gif– Конечно, это было непростое решение, учитывая все обстоятельства, – задумчиво огладив бороду, продолжал он, до времени отставив в сторонку чашку. – Однако, несмотря на случившееся семь лет назад, сейчас, мне кажется, нам всем как никогда необходимо объединиться и попытаться пусть не забыть горечь прошлого, но научиться не изливать её на соседей. На город накатывают то красные, то белые волны, всегда непредсказуемые и одинаково опасные, и неизвестно, что будет завтра. Теперь ещё и эти загадочные смерти... Мне кажется, если мы не будем добрее друг к другу, в конце концов каждый останется сам по себе и сам за себя, а нельзя представить ничего страшнее, чем разобщённый город без толики доверия. И раз уж я так решил, то мне и делать первый шаг. Может быть, если остальные горожане увидят, что можно протянуть руку даже тому, в кого многие предпочли бы бросить камень, они дважды подумают, прежде чем замахнуться. К кому же проявлять милосердие, если не к тому, кто в нём больше всех нуждается?

+4

13

Рассказ Филеаса вызвал на лице Рудольфа лишь вежливый интерес. Разговоры о пане Артце порождали в душе Тормента глухое раздражение, но он не считал себя в праве проявлять его. Чаще всего Рудольф просто уходил, когда речь заходила о бывшем директоре, либо молча ждал смены темы. Сейчас уйти - значило обидеть Ноя и, вероятно, пана Реверта. Потому Рудольф терпеливо ждал, когда Филеас поделится необычным и, к счастью, коротким происшествием и заговорит о чем-то другом. В этом была чудесная и абсолютно непонятная способность смотрителя музея - говорить без конца, плавно перетекая из одной темы в другую, причем делать это с явным удовольствием.
Но неожиданно неприятная тема получила продолжение со стороны Ноя. Хорошо, что Тормент как раз поставил чашку с чаем на стол, иначе точно подавился бы или пролил. На обычно спокойном лице его отразилось теперь явное изумление. А вот радости там не было ни на грамм, понятное дело. Рудольф сидел молча, хотя Ной прямо обратился к нему и требовалось что-то ответить. Но обычное косноязычие Тормента казалось усилилось многократно и он был не в силах даже слово из себя выдавить. Да и что тут скажешь? "Спасибо за заботу" звучит как издевательство, а отделаться банальным "Хорошо"... что ж тут хорошего-то?!
В конце концов Рудольф заставил себя кивнуть и так поспешно схватился за кекс, словно надеялся найти в нем защиту. Он вцепился в него зубами так, будто ел не свежую выпечку, а кусок вяленой конины. Проглотил, даже не почувствовав вкуса, торопливо запил большим глотком чая, слегка его расплескав, и отставил чашку, уставившись куда-то под стол. Но слова Ноя от этих действий никуда не делись и, хоть Рудольф не видел его, но продолжал слышать.
Он слышал рассуждения библиотекаря и даже готов был с ними согласится. Отвлеченно, не применяя их к пану Артцу. Увы, Ной почему-то решил их применить именно к нему, а вот с этим Рудольфу было не так-то просто примириться.

0


Вы здесь » Уездный город N » Настоящее » "Во многих знаниях..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC