Уездный город N

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Уездный город N » Сбывшееся » "Вскрытие покажет"


"Вскрытие покажет"

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Место действия: городская больница, прозектура.
Время действия: первая неделя, четверг, полдень.
Участники: Майя Платз, Герман Толь.

В прозектуру больницы города N попадает не найденный полицией труп третьей жертвы убийств; обнаруженная на теле цифра "3" приводит проводящих вскрытие Майю и Германа к неутешительному выводу - в городе серийный убийца.

0

2

С работы Майя в среду уйти успела, но этот подарок судьбы оказался не слишком-то долгосрочным. К часу ночи Айвен Манн и последствия его кипучей деятельности привели к тому, что доктора Платз немедленно затребовали на рабочее место, и до самого утра она обстоятельно и не без занудства орала то на соломоновых "дуболомов", то на товарищей красноармейцев, которые все так же хотели быть затычками во всякой бочке, но в больнице качать права робели.
К шести утра праздные толпы удалось разогнать и даже не допустить не только в операционную, но даже под двери операционной, где веселые деньки были уже у доктора Толя.
Обширную документационную переписку происшествия Майя, тем не менее, вела не в кабинете, а в коридоре хирургического отделения, не рискуя покинуть "сторожевой пост" и основательно завалив проход папками.

Надо было сделать уйму дел: поговорить с Айвеном и накостылять ему за такую вопиющую неосмотрительность, уладить окончательно все вопросы с Соломоном, уладить их же - с комендатурой, дернуть пана Маверика, чтобы он проследил, дабы Соломон с комендатурой не подрались по причине всеобщей взбудораженности и заинтересованности... Надо было заглянуть к Генриху и узнать, как он, и это Майя хотела бы сделать в первую очередь, но в итоге не успела сделать вообще ничего - только умыться и более-менее привести себя в порядок.

Затем в дверь кабинета закономерно постучала сестричка и, испугано тараща глаза, сообщила, что пани доктор срочно нужна в отделении патанатомии.
Это был сюрприз. Ни хирургия, ни даже обычная анатомия никогда не были майиным "коньком", так что экспертного мнения от нее в этой сфере ждать не приходилось. Значит, ждали ее там как главврача. Что, определенно, ничего хорошего не сулило.

- Приду домой - там ты сидишь. - безрадостно поприветствовала пани Платз Германа, прижимая к носу заблаговременно надушенный платок. "Виновник торжества" возлежал на прозекторском столе и благоухал так, что резало глаза. - Герман, это... что? В смысле - кто? И зачем я нужна на утопленника?

Майя еще хотела спросить, довелось ли пану Толю поспать хоть немного, но, кажется, этот вопрос был бы лишним. К гадалке не ходи - не довелось. Хирургическому отделению в свете засилья военных покой снился еще реже, чем пани Платз, потому что для того, чтобы что-то приснилось - надо было хоть изредка спать. А Герман ко всему еще и вскрытия все на себе тащил.

+2

3

Последние пара дежурств ознаменовались незаметным для доктора Толя началом концом и снова началом. Точнее они были заметны, но по сути все это время он нагло, какой подлец, провел на рабочем месте, уделив себе минимум причитающегося отдыха и речь даже не о сне.

Последняя же ночь была обильна на разного рода травмы и увечья среди горожан. Как оказалось, все это проделки бушевавшего пана Манна, защитника обиженных и страждущих, чьи благие деяния, олицетворенные в виде бойцовской импровизации, легли на плечи мужчин, точнее не на плечи, а в основном на лица, конечности и частью на внутренние органы. Следствием чего стало энное количество граждан, поступивших с: А - двойным переломом кости верхней челюсти, Б - множественным переломом лучевой кости правой руки со смещением костных осколков, и В - разрывом селезенки и повреждения прилегающих тканей брюшной полости. И это если пробежаться только по основным пунктам. Помимо же этого в комплекте прилагались множественные травмы и увечья отечного характера, разбитые брови, порванные губы, сломанные носы и пара-тройка выбитых суставов. А поскольку врачевательство дело хитрое и вовсе не простое, то и на оказание помощи новоиспеченным калекам ушло достаточно много времени как рабочего, как и внерабочего. И вот, казалось бы, впереди мерцает огонек надежды, надежды на отдых и хоть какой бы то ни было продолжительный сон, но отдыху, как и сну, увы, не бывать.

В одиннадцать часов и шесть минут на разделочный стол прозекторской ложится труп. Рок судьбы и новоиспеченных обстоятельств, в виде прибежавшей сообщить о поступившем покойнике медсестры, снова бьет Германа по голове, мешая тому насладиться пятнадцатиминутным сном в чертогах собственного кабинета. Проклиная неудавшуюся попытку сна он отправился по новому неотложному делу.

И вот, самостоятельно провозившись с телом около часа, доктор в срочной порядке послал отлынивающую от обязанностей медсестру за главврачом, которая не заставила себя долго ждать.

- Судя по тому, что последнее время нашим домом является больница, ваши слова более чем правдивы, уж извините. - Герман едва улыбнулся переводя свой взгляд с распухшего тела на пани Платз. - Утопленник, да не утопленник. Наяву признаки смерти насильственного характера, так что не осведомив вас и не получив последующего разрешения на вскрытие мои руки закованы в цепи. Повреждение головного мозга, как следствие летальный исход. Это можно увидеть здесь, - он взял покойника за голову и развернул его затылок, зияющий большой дырой, на обозрение доктору Платз, - все очень наглядно.

Отредактировано Герман Толь (28.11.2016 19:53:04)

+4

4

- Ох ты ж...
От потревоженного покойника в воздухе поплыли новые волны б-жественного аромата, но в бездну отчаяния Майю ввергло отнюдь не это и даже не естественная человеческая скорбь о чужой жизни, которой у врача место было только за стенами больницы. Нет, все было куда проще и вульгарней: вот только еще одного трупа с утра пораньше городу N и не хватало. Особенно трупа насильственного - в местном пруду все-таки люди нет-нет, да и тонули. А вот поистине "мокрые дела" пришли в город совсем недавно.
Мысли о том, чтобы волевым решением отправить доктора Толя в добровольно-принудительный отгул растворились, ровно никогда их и не было. Клиническая больница уездного города N - мы работаем до последней капли крови своих сотрудников.
- Эк его... от души. - пробормотала Майя, всматриваясь в дыру. Пока ясно для нее было лишь то, что у несчастного все-таки наличествовал мозг... до тех пор, пока его не проредила основательно пресноводная фауна.
- Все ясно. То есть ничего, конечно, неясно. - Майя прикинула в уме, есть ли у нее в кабинете смена одежды и застегнула халат под горло. - Плохие новости, доктор Толь, у вас сегодня будет прескверный ассистент на вскрытии, то есть - я. Командуйте, коллега, парадом.

В каком составе и в какой форме они потом будут отчитываться Проберу - Майя пока не представляла. Обычно она старалась уберечь сотрудников от контактов с полицией, но в этот раз уверенности в своих способностях у нее не было. Поэтому в любом случае надо было своими глазами увидеть максимум информации.

+3

5

- От души, лучше не скажешь. - Герман поднял с соседнего столика чашку с чаем, мирно отпив из нее пару больших и смачных глотков. - А на хорошие новости я сегодня и не полагался. Да и дело как раз для вас. Мозги в чистом виде, анализируй не хочу. - проговаривая последнее доктор стянул старые, уже изгаженные, перчатки и потянулся за новыми. - Полагаю, что вскрытие лишь подтвердит мои слова, но процедура, несомненно, необходимая.

Хирургические инструменты уже заранее заняли позицию на подносе возле стола с трупом. Герман, с оглашенного позволения доктора Платз, выбрал подходящий инструмент и наклонился к черепу жертвы.

- Начнем с очевидного.

На этом скальпель в его руке начал резную работу над областью вокруг увечья головы. Спустя время молчаливого посапывания с обоих сторон, доктор Толь сменил скальпель на пинцет, которым аккуратно орудовал непосредственно в самой ране. На поднос с другой стороны от пана Толя опускались кусочки раздробленной части черепа, вырисовывая собой некий анатомический пазл.

- Обильное кровоизлияние в продолговатый мозг, причиной которой стал удар тупым и тяжелым предметом, как и предполагалось ранее. Далее предполагаю, что жертва умерла от остановки дыхания, вызванной травмой мозга в районе дыхательного центра. Ставлю часовую оплату своего труда на то, что при вскрытии грудной клетки воды в легких не обнаружится. - он на мгновение замялся, после чего продолжил. - Не хватало нам еще и убийства, ко всему прочему.

Отредактировано Герман Толь (26.11.2016 00:45:38)

+4

6

В само вскрытие Майя предусмотрительно не лезла, оставляя профессионалу его работу, а сама - вспоминая студенческую бытность на должности "убери-принеси". В этом было что-то ностальгическое: светлое время, юность в разгаре, ночные штудии идут рука об руку с ночными же гулянками, столичные скверы одуряюще пахнут сиренью, а маячащий впереди экзамен - отнюдь не повод отменять свидание.
Это потом Столица надоест до зубовного скрежета, город N оцепенеет от ужаса и ненависти, сама она станет персоной в центре внимания на долгие годы, а потом грянет революция и страна начнет подбитым кораблем идти ко дну..
А тогда Майе было хорошо и спокойно, и она была уверена, что ничто не угрожает ни ей, ни тем, кто ей дорог.

Толком разобрать в той каше, которая осталась от мозга безвестного пока пана, что конкретно было травмировано она бы и в лучшие дни не смогла, но пану Толю в этом плане доверяла безоговорочно. Собственно - не зря. Вскрытие грудной клетки наглядно показало, что спорить хирург мог и на более существенную сумму - воды в легких не было.
Резать размокшие ткани было специфическое удовольствие: кожа норовила оползти не то что под скальпелем - под пальцами, так что пани Платз благодарила судьбу за то, что позавтракать не успела. Привычности и выдержки Германа у нее и в помине не было. А уж что будет, когда они до брюшной полости дойдут... Не то что святых можно будет вон выносить - тут как бы саму Майю выносить не пришлось.
Впрочем, от этих печалей пани Платз довольно быстро отвлеклась: зрение выхватило что-то странное, режущее взгляд на вздувшейся коже живота. Промокнув салфеткой, Майя вгляделась внимательней.
- Да чтоб меня. Герман, поглядите-ка... Это то, что я думаю или у меня уже от недосыпа в глазах рябит?

На холодной и осклизлой коже тускло, но все-таки достаточно явственно проступала цифра "3".

+4

7

- Странно, что я этого не заметил при первичном осмотре. - Герман осторожно склонился к брюху, рассматривая новоиспеченную цифру. - Определенно не татуировка. Похоже на след от химического карандаша, этим можно объяснить то, что за время пребывания в воде чернила не сошли. - на глазах врачей область кожи под третьим номером чуть присползла вниз.

Доктор снял вновь испоганенные перчатки и откинул в сторону. Одним присестом прикончил оставшийся и уже остывший в кружке чай. После, выудил из внутренних карманов пиджака табачный кисет, а из карманов наружных - трубку. Начиная процесс утрамбовывания стружки табака в жерло трубки он вновь заговорил.

- Меня не покидает мысль, что труп имеет прямое отношение к последним пропажам городских жителей.

Герман зажал мундштук трубки меж зубов и закурил.

- Скажите, Майа, на кой черт писать на брюхе цифру? Все это попахивает дешевыми писательскими историями прошлого столетия. Можно подумать, что горожане ополоумели на фоне запоздалой волны детективной литературы, что вполне себе обычное дело. Ну или же в городе завелся настоящий "серийный" убийца, что уже вполне необычно. Даже странно, для здешних-то мест. По хорошему в обоих случаях стоит молчать, чтобы там ни было. Жители и так слишком напуганы нынешним положением дел. Да и мне от этого как-то не по себе.

Отредактировано Герман Толь (26.11.2016 00:41:06)

+4

8

Про себя Майя материла почтеннейшего пана Пробера всеми ругательными словами, которые только знала (справедливости ради, знала она их очень и очень немного). Если бы не вот этот случайный прогляд кого-то из его "дуболомов" - и поныне бы пани доктор, психиатр между прочим, знать не знала, что в городе не просто какие-то разборки люди меж собой учиняют. Нет, в городе, по всему видать, и впрямь заход на "серийника".
- Так. - последовав примеру пана Толя, Майя содрала с себя перчатки и также закурила, с каким-то остервенением сжав папиросу зубами. - Все скверно, Герман. То, что я вам сейчас расскажу, до поры, до времени должно оставаться между нами, но раз уж дела настолько явно... всплыли... Черт. Черт, черт, черт! - она выдохнула и попыталась взять себя в руки. - Пробер распространяться не велел, но поделился от щедрот своих на собрании новостями, что пропавшие наши - не просто так пропали, а насмерть. Вот только этот поц не поставил нас в известность, что дело настолько плохо!

Сложить два и два было несложно: если глава полиции молчит, кто и как умер, а потом всплывает тело со следами насильственной и нумером - иметь два мнения стратегически опасно.

- Трупы он в полицейском морге на холодке держит и никому, кроме их штатного прозектора не демонстрирует. Но вот в чем самая неприятность: пропавших четверо. Соломон заявил о трех погибших. И, если сопоставить вот этот бренный прах с озадаченностью лица реба Пробера, то по всему выходит, что мы с вами, Герман, нашли "второго поросенка". Которого почему-то наш гипотетический убивец никому показывать не хотел, хотя остальных-то видимо хотел, раз уж ребятки Соломона их нашли. Оооох.

И ведь пока Майя даже не могла никак проанализировать преступника со своих позиций: на одном-то теле портрет не составишь.

- Такие вот дела, доктор. Такие дела. А брюшную полость все равно вскрывать придется, кто ж его знает, что наш душегуб еще учинил.

+4

9

Он внимательно выслушал доктора Платз. Раскрытые подробности давешних происшествий, связанных с пропажей некоторых персон, изрядно его ошеломили. Герман искоса посмотрел на труп, потом на пани Платз, снова на труп, и снова на нее. Глаза пощипывало от скопившегося в прозекторской табачного дыма, но в данный момент это было меньшим из беспокоивших бед. Заполнив легкие очередной порцией никотинового яда пан Толь заговорил.

- Я искренне надеялся, что моя догадка останется лишь догадкой. - с явным прискорбием сообщил он. - За последнее время наш город обзавелся излишне пугающей репутацией. Как-то в голове не укладывается. Зря вы раскрыли все карты предо мной. Теперь мои мысли будут посвящены в размышления над данной трагедией.

Герман окончил трубочный ритуал, стряхнул табачный пепел в мусор. Неспешно обошел по кругу стол с покойником. На его лице вырисовывалось выражение явного недовольства и отвращения, будто только сейчас он понял, что перед ним лежит человек внутренностями наружу, рядом с которым он вовсе не доктор, а лишь студент-практикант. Но его состояние не касалось трупа. Предметом отвращения служила ситуация в городе, в которую, наимилейшая пани Платз, погрузила его с некоторыми подробностями. Он вновь облачил руки в перчатки, подобрал нужный хирургический инструмент и склонился над пузом.

- И что предпринимает полиция? - пан Толь аккуратно орудовал скальпелем. Кожа легко поддавалась лезвию, расползаясь по обе стороны от разреза. - Я знаю полицейского прозектора. - скальпель остановился на некотором расстоянии от участка с номером. - Человек скверной выучки. На что рассчитывал пан Тробер, доверившись штатному специалисту? С таким положением дел в городе скоро станет попросту некого убивать.

Доктор удивился. Не ожидал он от себя подобной фразы при таких скверных обстоятельствах.

Отредактировано Герман Толь (26.11.2016 09:56:55)

+4

10

- Ну, не оставлять же вас в неведении. - чуть виновата развела руками Майя. - Тем паче, что для догадок среда оказалась уж больно питательной. Да и Соломон, как пить дать, теперь ни от меня, ни от вас не отстанет. Впрочем... Если учесть, что люди пропадают далеко не первый день, а по выражению лица Пробера трудно сделать вывод, что они нашли, за что зацепиться - может статься, что ваши измышления на эту тему будут не лишними.

Нет, Майе и в страшном сне не снилось вмешательство в полицейские дела, но сейчас ситуация выходила уже на тот уровень, когда происходящее начинало напрямую касаться каждого. В крошечном городке серийный убийца, будь он хоть местным, хоть заезжим гастролером, находится слишком близко от любого. В рулетке слишком мало ячеек, чтобы быть хоть сколько-нибудь уверенным, что в следующий раз это будешь не ты и не тот, кто тебе близок.
- Надо будет полистать карты выписанных по моей части... - впрочем, это были скорее размышления вслух, и довольно бестолковые.
Если бы в их городе был кто-то со склонностью к насилию и попавший в поле зрения психиатрии - Майя бы точно это запомнила. Или...
Она спешно затушила сигарету, боясь, как бы не стала заметна внезапная дрожь пальцев.
Генрих. Генрих Арцт. Если информация выплывет наружу и о ней узнают горожане, если Пробер хоть на минуту забудет о том, что долг превыше личных предпочтений, кто окажется первым в списке? И наплевать всем станет, что первый пропавший пропал еще до выписки бывшего директора. Никто не станет разбираться.
Майя встряхнулась и, силясь прогнать мысли, вгляделась в самое нутро погибшего. Нутро было гнилым и разобрать, от чего пострадали внутренние органы - от гниения или травм - она не могла.
- Думаю, полиция предпринимает следственные процедуры. - Майя вздохнула. - Соломон играет в молчанку. Впрочем, если он нас одновременно вызовет можно будет попробовать припереть его к стенке... - в голосе зазвучало сомнение. - Шансы на успех малы, но за спрос-то денег не берут. Но вы будьте готовы, Герман, что теперь он действительно свалит на все еще и те три тела, которые сейчас у него. И протоколы, будьте уверены, затребует как для прокурора. Впрочем, почему "как". Именно что для прокурора.

От слов, что убивать станет некого ее передернуло. Складывалось ощущение, что в городе и впрямь мироздание затеяло веселенькую игру в десять негритят.

+4

11

Брюшные внутренности покойника особого криминалистического интереса для присутствующих не представляли. Все на месте, правда, не совсем в презентабельным виде, но ожидать лучшего от трупа, некоторое время плавающего в местных водах, не стоило. На этом можно было заканчивать данную потасовку во владениях прозекторской и перебираться в более спокойные места, на осмотр сломанных рук и порванных селезенок.

Герман, в очередной раз, стянул перчатки, оставив их на столике, рядом со своими предшественниками.

- Как помнится особо опасных пациентов ваших рук не покидало. Кроме, как все считают, директора Арцта, но в нем на этот счет можно посомневаться. А по поводу пропавших детей - не думаю, что в той ситуации он мог сделать что-то существенное. По крайне мере я полагаюсь на ваше решение о его выписке. Психиатрия, конечно, для меня потемки, но на ваши решения я полагаюсь. В конце концов вы специалист.

Доктор Толь накрыл растерзанное им ранее тело простыней, схватил опустевшую чайную чашку и, любезно взяв под руку пани Платз, пошел прочь из мертвого помещения.

- Протоколы напишем, не переживайте. Данную процедуру возьму на себя, за вами останется лишь пара-тройка подписей. А по поводу Соломона... Что тут сказать, пани Платз, если ему потребуется помощь профессионалов, а не того штатного троечника, которым он владеет, он обратится за помощью к нам. - лицо доктора озарила ироничная улыбка. - Думаю пан Пробер примет правильное решение, рано или поздно. Лучше, конечно же, рано, но чем черт не шутит.

Они скоропостижно дошли до места, на котором их пути должны были разделиться.

- Что ж, если вдруг потребуются моя помощь - к вашим услугам. А теперь я позволю себе недолго пообедничать, а после вернусь к пациентам, если у вас на меня не имеется расхожих планов. - он начал удаляться, но спустя пару шагов развернулся обратно к Майе. - И как только станет известно по поводу решения господина Пробера, прошу, поставьте меня в известность. Теперь часть вашей головной боли принадлежит и мне, с этим ничего не поделаешь.

На этой ноте доктор Толь окончательно удалился в направлении собственного кабинета, дабы закончить первую половину дня причитающейся ему трапезой.

Отредактировано Герман Толь (26.11.2016 18:40:59)

+2


Вы здесь » Уездный город N » Сбывшееся » "Вскрытие покажет"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC