Уездный город N

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Уездный город N » Настоящее » "Плановая экономика"


"Плановая экономика"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место действия: дом пани Орфан.
Время действия: первая неделя, суббота, вечер.
Участники: Полина Орфан, Майя Платз.

0

2

Первая звезда уже взошла на небо, недвусмысленно указывая, что Шаббат окончился - даже у тех, у кого он не начинался. Майю это раздражало. Разумеется, она прекрасно знала, что всякий мудрец и раввин скажет, что ради врачебного дела пренебречь святостью субботы можно и нужно, но...
Но она уже и припомнить не могла, когда последний раз у нее была возможность зажечь свечи, пусть даже и в опустевшей квартире, без матери и с любопытством выглядывающей из-за спины Хаи.

Стоя возле дверей дома Полины, пани Платз была готова ставить еще одни сутки лицом в документацию на то, что девочка (хотя какая девочка уже) тоже теперь времени на игру в эйшис хаиль не имела. А Майя, как посланник разгневанного Б-га - Б-га Авраама и Моисея, пришла возвестить ей, что теперь времени будет еще меньше.
Горожанам отступать было некуда.

- Доброго вечера, Полина. - Майя улыбнулась возникшей на пороге в ответ на стук молоточка девушке. - Прости, что поздно и без предупреждения, но дело не терпит отлагательств. Мне очень нужно с тобой побеседовать.

С'брент, бридерлахс, с'брент.
Наше местечко если еще не горит, то, кажется, собирается.

+4

3

Суббота или нет, а лохматые пациенты дней недели и праздников не знали. Две кошки с отитом, сука с затянувшимися родами и канарейка. Как подходить к последней Полина вспомнила далеко не сразу и порадовалась, что перевезла с собой все справочники и лекции.
В итоге вечер Полина встречала с единственной мыслью: упасть и проспать часов пять. Лучше десять. За день она дважды уже срывалась на ругань - хорошо еще, хоть студенческая привычка ругаться исключительно на мертвых языках никуда не делась - и чуть не распорола руку сама себе. Виной была даже не физическая усталость, а нервы. Неделя выдалась тяжелой во всех смыслах. Тяжелой не только в плане количества работы.
Девушка как раз распустила косу, давая отдых ноющему затылку, когда раздался стук во входную дверь. От перспективы принимать очередного больного Полине чуть самой стало плохо.
- Я открою, - крикнула она отцу и поспешила к двери, на ходу подбирая волосы. Не хотелось бы, конечно, показываться кому бы то ни было на глаза с вороньим гнездом на голове, но... Вечер субботы! Не пора ли напомнить о приемных часах и совести?
Впрочем, увидев кто пришел, Полина сама устыдилась. Пани Платз стояла на пороге и над головой её тускловато, но отчетливо, сияла звездочка. "Наверное, первая" - мелькнула и пропала отстраненная мысль.
- Добрый вечер, - немного заторможено отозвалась Полина, судорожно пытаясь понять, взаправду это или она просто задремала на кухне с гребнем в руках. - Ничего страшного, проходите, пани Платз.
К и.о.главврача девушка испытывала сложную смесь уважения, смущения, потерянности и смутного ощущения вины, объяснить которую себе никогда не могла, да и не пыталась особенно. Но Майя Платз могла бы прийти когда угодно, сказать "очень надо" и Полина бы сделала все. И еще немного. И дело было не только в эмоциях - человек, который тащит на себе всю больницу, этого заслуживал. Несомненно. Даже если не принимать во внимание всего того, что пани Платз сделала для пана директора, а это нельзя не принимать во внимание. Просто нельзя.
- Это пани Платз, - крикнула девушка вглубь дома и виновато улыбнулась, пропуская гостью в прихожую. - Простите папу, он едва ли выйдет - через два дня будет годовщина. В это время он... избегает общества.
- Моё почтение пани и извинения - придется вам сегодня посидеть с моей дочерью, - донеслось приглушенно из полумрака. Полина вздохнула, приняла у гостьи плащ и подхватила едва тлеющую лампу.
- Пойдемте на кухню, пани Платз. Я чайник поставлю. К оладьям вам варенье какое: грушевое или малиновое? Еще вишневое есть. Простите, что встречаю в таком виде. Я вас внимательно слушаю.
Слушать была готова не только Полина - на буфете статуэткой сидел крупный полосатый кот и щурил бирюзовые глазищи.

+4

4

- Не беспокойтесь, пан Орфан, все в порядке. Доброго вечера!
Получилось, наверное, чуть громче, чем надо - работа в психиатрических отделениях искони строилась на способности человека перекричать небольшую толпу.
Отстраненно коснувшись рукой сначала губ, затем - мезузы, Майя проследовала вслед за Полиной. Следовало признать, что даже в мягком кухонном освещении выглядела девушка замотанной. Пани Платз никогда не занималась подсчетом количества домашних питомцев города, но подозревала, что их в любом случае больше, чем способен обслужить один человек. И это еще хорошо, что в этот раз у красноармейцев лошади были справные, иначе пани Орфан пришлось бы совсем невесело.
Что дальше?.. Что дальше, вестимо, расскажут учебники истории - следующим поколениям.
- Врач любой специальности, Полина, либо хорошо выглядит, либо работает. - улыбнулась Майя. - Так что забудь. И про варенье забудь. У меня ни малейшего аппетита и тебе я его сейчас тоже испорчу.

И это было невесело: на кухне девушки было уютно и сразу становилось понятно, что это дом, в котором живут, а не в который ходят раз в три дня поспать и взять свежую одежду. Полина была еще совсем молодой, и ей бы сейчас следовало либо делать блестящую карьеру в столице, либо стоять под хупой с кем-нибудь в меру носатым. Либо и то, и другое.
Вместо этого она застряла в городе и стране, чье будущее призрачно и весьма шатко. И вот теперь приходит Майя Платз и намеревается ситуацию усугубить в несколько раз.
От вот этой безвыходности Майю тошнило сильней всего: с кем бы она ни говорила - никаких вестей, кроме дурных, у нее не находилось.
- Во-первых, Полина, я пришла к тебе по вопросу медикаментов. Я знаю, что ты не в моей юрисдикции, как медик, но как член Городского Совета... - она скривилась от казенной сухости и беспощадности фразы. - А, к черту. Очевидно, что скоро здесь будут белые, и они будут не менее требовательны, чем красные. И если мы хотим снизить шансы на то, что в городе начнется Б-г весть что, все, у кого есть не личный, а рабочий запас медикаментов, должен считать каждую ампулу и каждую таблетку.

Господа-товарищи называли это новомодным словом "экспроприация". От него Майю тоже тошнило.

- Я знаю, насколько гнусно это звучит, но это, к сожалению, факт. И еще факт: я помню о твоей готовности помогать в больнице по мере необходимости - видимо, вскорости мне придется ею воспользоваться.

За сегодняшний день больница коллективным усилием выписала всех, кого только можно было выписать, но до сих пор коек едва хватало: красные заступили в город неделю назад будучи изрядно потрепанными боями, и ушедшие войска оставили в городе немало раненых солдат.

Все для победы. Неизвестного кого неизвестно над кем.

+5

5

Чайник Полина поставила больше по инерции. И села, пытаясь уложить в голове услышанное.
На самом деле укладывалось все легко. Даже слишком.  Укладывалось, вставало на места и собиралось в картину, целиком разглядеть которую девушка не могла, но и увиденные кусочки не воодушевляли.
Медикаменты. Карточки. Люди.
Люди...
И замотанная женщина, сидящая напротив. Женщина, которая, кажется, даже не ждет помощи или понимания, просто пытается... что? Всех спасти?
Нет. Не так. Пани Платз пытается спасти тех, кого можно. Тех, за кого она отвечает. Горожан. Не зависимо от того, заслуживают ли они этого.
Так?
Или... или ждет?
Полина с усилием потерла лицо и поднялась.
- Одну минуту, пани Платз. Сейчас я кое-что принесу.
Сбегать в комнату было действительно делом одной минуты. Вернулась девушка с несколькими толстыми тетрадями в темных обложках. С  точки зрения Полины, сейчас ей предстояло самое сложное - объясниться с человеком, которого она совсем не хотела бы разочаровывать. Ведь содержимое тетрадей  можно было истолковать... очень по-разному.
Полина стала вести эти записи, как только начались первые перебои с поставками медикаментов. Кроме того, едва началась революция, брат выслал ей некоторое количество... не совсем профильных книг и журналов. И кое-какие выписки. И если поначалу девушка не понимала, зачем это может понадобиться, то последние полгода заставили переменить мнение.
- Пани Платз, я... Простите... - голос не слушался, срываясь. - Понимаете, когда начались перебои... В общем, журналы в практике не совсем соответствуют действительности... Точные цифры здесь.
Занижая цифры заказов в официальном журнале, Полина просто хотела иметь запас на случай очередной задержки. Кроме того, далеко не всем пациентам требовались именно те лекарства,  которых требовали их истеричные хозяева и гораздо проще (и быстрее) было ткнуть человека в журнал, где черным по белому написано, что требуемого НЕТ, чем пытаться что-то объяснить. Особенно это было сложно, когда девушка только начала работать. Наверное, только пан Гейгер, которому Полина пару раз пожаловалась, не сдержавшись, и знал, сколько сил и нервов было тогда убито. Это сейчас она наработала репутацию, а вот в начале...
- Я... понимаете, это просто на всякий случай было. И понемножку набиралось, кому с меня отчет требовать? Налоги плачу и всё. Приходят посылки, да, но так ведь в городе в них никто не заглядывает, кому здесь знать, сколько и чего я выписываю? А потом...  Ну, вот здесь я написала, что можно людям, какие могут быть побочные эффекты и дозировки. Вот тут - это если уже совсем нет других вариантов. Тут - сами видите, вообще те же препараты, что и для людей. Эти цифры - точные. Накладные я тоже сохраняла. Вот тут - то, что будет в официальном отчете, если его с меня потребуют. Еще у меня семь комплектов инструментов. Два на работе, один всегда с собой, а остальные - здесь. Вот тут - сами видите, бинты, перевязочный материал... У меня же почти ничего не забрали. Достаточно было убрать часть с полок и сказать, что людей и животных не лечат одними и теми же лекарствами, чтобы мне поверили. Самые недоверчивые почитали этикетки. Хорошо, что у них не было ни одного ветеринара, конечно, иначе бы пришлось туго... Но нельзя  так поступать! Людям хоть объяснить можно, что обезболивающего нет или травок заварить, а собака или кошка даже не понимают, что их не мучают, а помочь хотят!
Полина прекрасно понимала, что попади тетрадки с четкими, почти каллиграфическими строчками, не в те руки - и они станут ее приговором. Но пани Платз была врачом. В первую очередь она была врачом. И, возможно, смогла бы понять.
Девушка теребила упавшую на глаза прядь, отчаянно надеясь, что поступает правильно.
- А учет вот он. Я же это для себя записывала. Так что все точно. Да и экономлю, насколько это возможно. Хотя люди как сотворят что-нибудь, так лучшей экономией кажется усыпить их, а потом уже животное лечить! - Полина осеклась, спохватившись, кому и что она говорит. - Простите. А в больницу я могу прямо с понедельника выйти. Документы разбирать, отчеты переписывать - сами видите, почерк у меня хороший. Людей лечить, правда, не умею, но хоть терминологию знаю... Да и не думаю, что функции сестры при операции человека и собаки сильно различаются. Только размерами...
Она еще хотела сказать, что было очень страшно пользоваться внешностью, чтобы у красных сработали стереотипы и они не стали сильно давить и убедили сами себя в ее полной лояльности, что тетради у нее хранятся в действительно надежном тайнике - уж если его не обнаружили за годы полининой учебы - и что лекарства убраны не менее надежно, что она для того и училась, чтобы лечить животных, но горло сжало спазмом, не давая больше издать ни звука. Уши странно заложило, словно в детстве, когда Полине удавалось сделать "солнышко" на качелях.

+4

6

От чая Майя отказалась, как выяснилось, очень предусмотрительно - иначе бы точно поперхнулась. Вот тебе и девочка. Пани Платз была не Б-г весть каким специалистом в области ведения финансового учета, но два года на посту главврача кое-чему ее научили. Так вот, с точки зрения этого самого "кое-чего" записи Полины приближались к гениальности.
- Блеск. - коротко резюмировала она, бегло просмотрев тетрадки. - И я совершенно не понимаю, Полина, за что ты извиняешься. Только... только больше это никому не показывай. - Майя чуть свела брови. - Нам, как говорится, не дано предугадать, чем наше слово отзовется. И пока не припрет, мы все это трогать не будем. А еще часть отложи так, чтобы не использовать даже когда припрет. Неприкосновенный личный запас. - она невесело усмехнулась. - Всегда следует оставить шанс позаботиться хотя бы о себе.

Ей еще предстояла пафосная и долгая речь перед коллегами, чтобы они не вздумали бросаться и закрывать своей грудью широкие амбразуры бытия. От полумертвого от переутомления медика пользы мало, ибо таковой медик очень быстро выбывает из строя окончательно. А дальше начинается снежный ком.

Город не был к этому готов - он, по совести вообще ни к чему не был готов, он привык к спокойствию, тишине и жизни, текущей со скоростью воды в пруду.
- По поводу больничных смен - горячку пока пороть не будем, но я очень тебе за готовность благодарна. Но, если что, на работу с бумажками не надейся. У меня сестры зашиваются, а фельдшеров вообще на больницу три человека. Так что будь готова скорее к перевязкам... а то и мелкой хирургии.
Майя предчувствовала, что еще немного - и ей самой придется вспоминать, с какой стороны браться за иглодержатель. А у пани Орфан в этом плане опыта было поболе, чем у нее.
- И вот еще что, Полина...
Майя чуть порозовела, не зная, как сказать. Наверное, трудней ей, воспитанной довольно-таки строго, было бы говорить только о Снах - но о них-то ни с кем говорить не требовалось. А тут... Да еще и с Полиной, которую голова все никак не хотела отделять от образа девочки-с-косичками из младших классов.
- У тебя есть в городе... мужчина? - Майя покраснела еще гуще. - Друг? Кто-нибудь, кто сможет за тебя вступиться. Со всей этой солдатней... в общем, лучше одной по улицам не ходить. Я понимаю, что есть отец, но пан Орфан, будем смотреть правде в глаза, может не справиться.

+2

7

Полина сложила тетради в стопку на столе.
- Я... я понимаю. Все разбито на части, вместе не храню. Конечно, серьезной централизованной проверки вот это вот все, - девушка кивнула на тетради, - не выдержало бы. Но сейчас... Не думаю, что кто-то будет проверять. Вокруг столько всего происходит, что сводить вместе архивы заказов и журнальные записи какого-то ветеринара из захолустья, да еще и женщины, чтобы проверить, действительно ли она на препараты тратит столько... Больше - не меньше, к официальным записям, конечно, придраться можно, но в рамках разумного. Идеальная отчетность вызовет больше внимания и недоумения, поэтому в журналах практики есть... кое-что. В университете нам такие ошибки показывали, называли их  "от старательности".
Она вдруг поняла, что к чему-то подобному готовилась последние полтора года. Конечно жаль, что не удалось запасти больше продуктов, но писчая бумага, чернила, карандаши, лекарства... А Полина еще посмеивалась над собой, представляя, что она - такой хомячок или барсучок, старательно набивающий кладовочки-тайнички на зиму. Тем более, заказы она делала в разных местах, не желая привлекать внимание поставщиков объемами... Да и вообще так было проще и надежнее набирать нужные препараты - хоть в одном месте они обязательно оказывались в наличии. Конечно, иногда это вводило в ужасные расходы, но Полине удавалось продержаться раз за разом. Помогало еще и то, что отец с самого начала заявил: его девочка должна откладывать зарабатываемые деньги себе в приданное. Учитывая, что пан Орфан был одним из лучших портных в городе и даже после смерти супруги почти не растерял клиентов, вести хозяйство удавалось без особых проблем.  Двоим им было нужно немного, поэтому зачастую самой большой графой расходов были даже не продукты, а прачка - сначала на стирку у Полины катастрофически не хватало времени и сил, а потом все равно так оказалось проще.
Перспектива добавить к пациентам четвероногим еще и двуногих, конечно, не особенно радовала. Люди в качестве пациентов, как правило, отличались в худшую сторону - орали, бились в истерике, хамили. И скрутить дурного пациента так, как надо, девушка бы не смогла. Наверное. Полина отчетливо поняла, что ближайшие вечера проведет за конспектами и учебниками, вспоминая (а где и изучая) курс анатомии человека.
- Ну, от собаки человек отличается размерами, температурой и громкостью. И, конечно, с собакой проще иерархию выстроить.
Следующий вопрос пани Платз вогнал девушку в такую краску, что уши Полины полыхали едва ли не ярче лампы. Она даже не заметила смущения гостьи.
- Н-нет... Н-нет никого, - Полине было ужасно неловко. - Меня иногда провожает пан Эрлих, ему по дороге, но... это не... и не в данной ситуации... А в библиотеку я хожу одна... Папа, конечно... Пани Платз, я понимаю... А если с собакой ходить? И, потом, я вечером одна не хожу... только днем, когда люд на улицах... и вообще подумываю каким-нибудь образом практику на дом перенести. Про то, что кто-то пропал даже я слышала.
Про Кристофа девушка говорить не стала - его не было в городе, значит, обратиться к нему за помощью в этой ситуации Полина не могла.
Налив, наконец, чаю себе и пани Платз, девушка уткнулась в кружку, пытаясь придумать решение новой проблемы.

+1


Вы здесь » Уездный город N » Настоящее » "Плановая экономика"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC