Уездный город N

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Уездный город N » Настоящее » "Чужой среди своих"


"Чужой среди своих"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место действия: неподалеку от Ратуши, очередь за карточками
Время действия: суббота 15:00
Участники: Адам Фоуль, Рудольф Тормент, позже Иоганн Эрлих

0

2

"Городской Совет призывает горожан не поддаваться панике и быть максимально экономными. До окончательного прояснения обстоятельств на территории уездного города N вводится карточная система..." Эти слова эхом отдавались в голове Рудольфа, будто он не прочел их в газете, а услышал где-то и продолжал слышать снова и снова. А может и впрямь он их слышал, ведь с момента выхода злополучного номера "Неведомостей" весь город только об этом и говорил. А так как товарищи красные ушли, то говорили не полушепотом как раньше, а в полный голос, а кое-кто и кричал.
Сам Рудольф по своему обыкновению предпочитал помалкивать. Соседи привыкли к его нелюдимости и даже уже почти не сплетничали об этом, благо тем для сплетен теперь хватало с избытком. Зато, тот факт, что Рудольф мало говорил, делал его неплохим слушателем, чем многие пользовались, дабы излить душу. Так что о том, как плохо им всем живется пан Тормент уже наслушался и настроение его от этих разговоров совершенно не поднималось.
Когда Рудольф подошел к Ратуше, чтобы, как законопослушный гражданин, забрать свои карточки, он был изрядно на взводе. Длинная очередь, змеей вьющаяся по площади тоже спокойствия не прибавляла. Народ гомонил, ругался и негодовал. То и дело вспыхивали ссоры за места, то и дело кто-то начинал слишком громко возмущаться новыми порядками и ругать Городской Совет. Рудольф пристроился в конец очереди, стараясь ни с кем не встречаться взглядом, чтобы не быть втянутым в очередную перепалку. Когда какая-то толстая матрона отпихнула его с воплем: "Вас тут не стояло!", молча отошел чуть дальше, хотя прекрасно знал, что не стояло как раз-таки толстухи. Она подошла буквально пять минут назад, но благодаря громкому голосу и напору сумела уже изрядно продвинуться в очереди.
Рудольф искренне жалел, что не пошел сюда с кем-нибудь из знакомых, с кем можно было скоротать ожидание разговором, а не руганью. Тот же Ной мягкой улыбкой и ироничной шуткой легко мог развеять неприятный осадок от встречи с матроной. Увы, Ной либо стоял где-то впереди, либо вообще еще не пришел к Ратуше, а идти искать его означало заведомо потерять место в очереди. Поэтому, Рудольф остался на месте, мрачно оглядывая толпящийся вокруг народ.

+3

3

Это был один из редких моментов затишья: белые боролись с красными на подступах к городу, а мирные жители получили долгожданную передышку, которая в дальнейшем может еще нескоро представиться.
Адам шел по некогда родным улицам и совсем не чувствовал себя как дома. Раньше уездный город N казался ему большим и в некоторой степени величественным, заключая в себе весь мир. Но все очарование осталось в далеком, почти чужом, прошлом. Теперь же первое, что бросалось в глаза, это общая потрепанность и обнищание. Его окружал город, который не только не испытывал радости от приезжих, но от самого себя вряд ли ощущал что-то помимо раздражения и негодования.
Он узнавал лица людей, вспоминал хорошие и плохие истории с ними связанные, какие-то разрозненные факты их биографии, но не желал к ним подходить, даже не боясь быть узнанным. Адам больше не считал себя частью их истории.
Здесь в городе наблюдались все симптомы болезни, которой страдала страна: невежество и инертность масс, отчужденность интеллигенции, нерасторопность и оторванность от действительности власти. Члены городской управы во главе с паном Мавериком пытались сохранить ту жизнь, которая была привычна населению до революции. Но это было невозможно. Нельзя вечно прогибаться под белых или красных. В конце концов, когда гуманизм угаснет в сердцах противоборствующих сил и в их головах проснется первобытные животные инстинкты, они убьют всех, кто покажется им инакомыслящим. Неправильно говорит. Смотрит. Ходит. Дышит...
Впереди, словно разгневанный улей, гудела очередь к Ратуше. На этот раз красные забрали с собой лишь часть продовольствия, в следующий они наверняка похозяйничают в городе с большим усердием. Власть и вседозволенность, вручаемые им вместе с оружием, не могли не отразиться на их аппетитах.   
- Карточки только для земляков, - резко произнесла какая-то женщина, в которой Фоуль не сразу узнал свою бывшую одноклассницу. Она же не признала его вовсе, что было лишь на руку. Маскировка работала, и если только в толпе не объявится пан Маверик, то он так и останется чужестранцем среди своих.
- Если карточки только для земляков, то мне их не дадут, чего же вы беспокоитесь, пани? – поинтересовался Адам и вполне доброжелательно улыбнулся ей.
- Если вам охота терять время, то ступайте в конец очереди, пан, - она махнула рукой в сторону и отвернулась, больше не обращая на него ни малейшего внимания.
Адам кивнул, в очередной раз оглядев очередь, разыскивая кого-то, и отправился по указанному направлению.
Последняя стычка с красными была довольно ожесточенной. Но отряд не унывал, хотя многим требовалось время на восстановление и им не хватало продуктов и предметов первой необходимости. Поэтому Адам и выбрался в город. И еще потому, что в газетах писали странные вещи. Или же это была попытка пана Маверика и пана Вернике показать, что ситуация под контролем, или же пан Фоуль и в самом деле не в порядке.
- Простите, за вами уже кто-нибудь занимал? – спросил он у мужчины, который стоял в самом хвосте очереди. Им оказался пан Тормент. Он был лишь на пару лет старше Адама, и они иногда вместе играли в детстве после школы. По воспоминаниям Фоуля, Рудольф никогда не отличался болтливостью. Что ж, возможно Адаму все же удастся его разговорить и выяснить, что случилось в городе.

+3

4

Рудольф бросил короткий взгляд на подошедшего мужчину. Он казался смутно знакомым, но ни имени ни обстоятельств встречи Тормент припомнить не мог. Что ж, обычное дело для такого городка как их. Слишком мало жителей, чтобы не сталкиваться с каждым хоть изредка и слишком много, чтобы знать всех и каждого. Особенно такому бирюку как Рудольф.
- Занимала пани в темной шляпке, - Тормент рассеяно оглянулся по сторонам. - Но я ее больше не вижу. Если что, я скажу, что вы за ней.
Рудольф снова устремил взгляд к Ратуше, туда, где заканчивалась огромная очередь. Им явно предстояло длительное ожидание. Чтобы хоть как-то его скоротать Тормент начал разглядывать соседей. Перед ним возвышался массивный господин в хорошем пальто. Он покачивался на крупных ногах и шумно дышал. Похоже физические нагрузки были для него редкостью и Рудольф подумал, что выстоять всю очередь ему будет сложно.
Рядом с паном в пальто стояла пожилая, но бодрая женщина. Она то и дело заводила разговор с соседями, который сводился, в общем и целом, к одному. До чего мы дожили, до чего страну довели. Да как жить-то теперь. Скоро совсем есть нечего будет, так и помрем. Очень скоро к пожилой пани присоединились сочувствующие, после чего разговор начал набирать обороты. Помянули недобрым словом пана Маверика, Городской Совет и самого покойного Императора. Рудольф только головой покачал. Такие разговоры он слышал повсюду и они порядком его утомили.
Соседи спереди надоели Торменту и он слегка повернулся, чтобы видеть краем глаза подошедшего сейчас мужчину. Теперь внимание Рудольфа приковал он.

+3

5

- Премного благодарен, пан, - отозвался Адам, становясь позади пана Тормента. Погода в Городе стояла прекрасная, и пан Фоуль невольно подставил лицо под солнечные лучи, жмурясь от ярких отблесков.
Город устал и был достаточно раздосадован сложившимися обстоятельствами, но к партизанской борьбе или открытому противостоянию по-прежнему готов не был. Теперь лишь тяжелые испытания, настоящие тяготы жизни и невозможность оставаться в стороне, могли заставить горожан действовать.
Казалось, что лишь война между братьями могла пробудить их от сказочного сна, в котором они предпочитали дожидаться чудесного избавления от невзгод без каких-либо усилий, благодаря чужим стараниям и страданиям. Война, непременно коснулась бы каждого, как Смерть, протягивающая свою костяную руку над головами людей, и забирающая всех без разбора. Неизбежность гибели, потеря ориентиров и веры в справедливость насаждаемой другими, а также ощущение, что терять им больше нечего, стало бы тем самым рычагом, приведшим к сдвигу в сознании инертных слоев населения. Эти мысли нельзя было поселить в умах искусственно. Никакие речи Адама, никакие предсказания грядущего, даже сбывающиеся в самом ближайшем будущем, неспособны были бы оказать необходимое воздействие. Есть периоды, когда восстания невозможны, даже при искусственном нагнетании атмосферы и создании всех условий для социального взрыва. Но есть времена, когда эволюционный путь решения вопросов оказывается более неприменим.
Все предопределено. То, что вскоре станет лишь еще одной печальной страницей истории, встало на рельсы и мчалось во весь опор в сторону Уездного города N.
И Адам верил, что, объединив усилия, город сможет дать отпор неминуемому. По крайней мере, он сделает все, чтобы в живых осталось как можно больше жителей. Тех, кто захочет его расслышать.
Проходящий мимо пан пихнул его в сторону. Не останавливаясь и не извиняясь, мужчина важно двинулся в начало очереди. Фоуль расправил плечи, потягивая мышцы спины, ноющие от тяжелого труда последних нескольких дней. Он спрятал руки в карманы обычных рабочих брюк из грубого материала и только тут почувствовал на себе пристальный взгляд пана Тормента.
- Как считаете, правду говорят, что карточки достанутся не всем? – поинтересовался Адам, желая завязать разговор.

Отредактировано Адам Фоуль (02.01.2017 20:24:30)

+2

6

Рудольф проводил неодобрительным взглядом мужчину, только что толкнувшего его соседа по очереди. Он был твердо уверен, что настоящая культура не возможна без внимания к ближнему, доброты и отказа от эгоизма. Это как фундамент, без которого любое здание разрушится, какими бы прочными и качественными материалами ты не пользовался бы. Увы, в городе N пан Тормент все реже замечал проявления этих качеств. Будто грубость и невежество распространялись как болезнь и товарищи красные успели заразить ею город.
Пойти дальше в своих размышлениях Рудольф не успел, его соседу очевидно надоело стоять просто так и он решил завязать разговор. Обычно в таких ситуациях Тормент отделывался парой вежливых общих фраз и вновь погружался в комфортное ему молчание. Однако сейчас слова соседа оказались весьма животрепещущими, а потому Рудольф проявил интерес.
- Я такого не слыхал, - ответил он, поворачиваясь к собеседнику всем корпусом. - А кто говорит?
На первый взгляд сообщение соседа выглядело сомнительным. Горожане и так на взводе, если вдруг карточки без очереди будут получать вот такие вот господины, а честным и простым людям, простоявшим на площади несколько часов, не достанется... Тут и до восстания может недалеко оказаться. Маленькая личная революция уездного города N. От этой мысли было смешно... и страшно. Нет, пан Маверик далеко не дурак, стольким сменяющимся режимам не позволил себя из кресла мэра выкинуть, не может он такую глупую ошибку совершить. Во всяком случае Рудольф на это очень надеялся. Так что пока слух был похож на выдумку паникующих кликуш, нежели на достоверную информацию.
С другой стороны всякое могло быть. Карточная система - крайняя мера. Красноармейцы по всей видимости изрядно опустошили запасы города и кто знает, сколько продуктов и других необходимых вещей удалось сохранить? Карточек может на всех и хватит, а вот насколько честно по ним будет выдаваться провизия? Или скорее вопрос надо было ставить по другому. Насколько долго будет выдаваться провизия в принципе?

Отредактировано Рудольф Тормент (07.01.2017 11:45:37)

+2

7

- Люди, - качнув головой в сторону очереди впереди, пояснил Адам. – Говорят, что красные забрали много, а теперь вместо них могут пожаловать белые и потребовать остатки. Пану Маверику необходимы хоть какие-то козыри на руках, чтобы договориться со сторонниками империи, а значит ему придется значительно сократить порции для горожан, чтобы продержаться на своем посту еще какое-то время, - и, что немаловажно, сохранить себе жизнь. Адам никогда не задумывался о том, что он почувствует, если Александр умрет. Будет ли это сожаление, облегчение или настоящая скорбь, а может полное равнодушие, которое впоследствии превратиться в еще один камень на его душе. Не простился, не спас, выбросил из жизни вместе с данным при рождении именем и личностью. Где же предел в его противостоянии собственной природе? Смог бы он убить отца, если бы так сложились обстоятельства? Стало бы это величайшим предательством, на которое он может быть способен?
Адам почесал заросший подбородок и вновь взглянул на пана Тормента.
- В газете пишут, что на подступах к городу идут кровопролитные бои, - и не только «пишут», он видел все своими глазами, когда совсем недавно выбирался с разведывательной группой на передовую. – Кто знает, как скоро победители окажутся на этих улицах. Сомнительно, что продовольствие поступит в город до этого поры. Наверняка поставку попытаются перехватить по пути, - даже партизаны думали об этом. Адам рассчитывал отбить товары первой необходимости и у красных и у белых. Веры к ним не было никакой. Не станут они делиться добытым с горожанами. А если начнется голод, то беды не избежать. Паника не заставит себя ждать. А паника ведет к хаосу, который вряд ли будет подвластен даже пану Маверику, если только тот не захочет взять судьбу города в свои руки и не доверится Адаму. Что вряд ли. Куда удобнее менять флаги над Ратушей.
Пока мир не отринет алчность и жестокость, с которой столько веков шел рука об руку, жизнь не изменится. Красные будут сменять белых, обирать народ, объясняя это желанием создать им в будущем лучшие условия, а люди будут ждать этого, свято верить, умирать с мыслью, что хотя бы их дети, внуки, правнуки доживут и увидят лучшую жизнь… Пока точка кипения вновь не будет достигнута и не произойдет новая смена, ничуть несправедливей предыдущей, лишь манящая предстоящими благами.
Им всем необходима надежда, хоть тонкий луч света в этом темном царстве. Они должны понять, что возврата к прежней жизни больше нет. И теперь придется бороться, чтобы просто выжить.

+2


Вы здесь » Уездный город N » Настоящее » "Чужой среди своих"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC